Отмена обеспечительных мер при передаче гражданского дела по подсудности – сложно, долго, иногда невозможно…

Как неоднократно в своих постановлениях указывал Европейский суд по правам человека, право на судебную защиту, гарантированное статьей 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, было бы иллюзорным, если бы не предполагало возможность лица, обратившегося за судебной защитой, исполнить решение суда. Одним из основных правовых инструментов, направленных на сохранение возможности исполнения судебных постановлений является принятие судом мер по обеспечению иска в порядке, предусмотренном главой 13 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

К сожалению, регулирование вопросов принятия и отмены мер по обеспечению иска содержит ряд пробелов, одним из которых является рассмотрение дело судом иным, чем тот, которым обеспечительные меры были наложены.

Такая ситуация может сложиться, в частности, когда дело, принятое к рассмотрению одним судом, в дальнейшем передается по подсудности в другой суд. Порядок такой передачи определяется статьей 33 ГПК РФ – суд передает дело на рассмотрение другого суда, если:

1) ответчик, место жительства или место нахождения которого не было известно ранее, заявит ходатайство о передаче дела в суд по месту его жительства или месту его нахождения;
2) обе стороны заявили ходатайство о рассмотрении дела по месту нахождения большинства доказательств;
3) при рассмотрении дела в данном суде выявилось, что оно было принято к производству с нарушением правил подсудности;
4) после отвода одного или нескольких судей либо по другим причинам замена судей или рассмотрение дела в данном суде становятся невозможными.

Все основания в данном перечне предусматривают наличие временного лага, причем, порой весьма существенного, между принятием дела к производству и передачей его в другой суд. Вместе с тем, обеспечительные меры, как правило, принимаются незамедлительно после принятия дела к производству. Ходатайство об обеспечении иска обычно содержится в самом исковом заявлении. В соответствии с положениями статьи 141 ГПК РФ заявление об обеспечении иска рассматривается в день его поступления в суд без извещения ответчика, других лиц, участвующих в деле. Все это приводит к тому, что, если истец вообще ходатайствовал о применении обеспечительных мер, то к моменту передачи дела по подсудности в другой суд, такие меры уже оказываются принятым. Эта ситуация влечет за собой две принципиальные сложности.

Первая проблема возникает в случае, если дело было передано по подсудности по основанию, предусмотренному подпунктом 3 пункта 2 статьи 33 ГПК РФ, – то есть в случаях, когда принятие дела к производству с нарушением подсудности явилось следствием судебной ошибки. В этой ситуации встает вопрос о принципиальной законности наложения обеспечительных мер, наложенных судом в незаконном составе. Так, в соответствии со статьей 47 Конституции РФ, никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. Подпункт 1 пункта 4 статьи 330 в качестве безусловного основания для отмены решения суда первой инстанции устанавливает рассмотрение дела судом в незаконном составе. Означает ли это, что всякое определение о наложении обеспечительных мер, вынесенное судом, принявшим дело к производству с нарушением подсудности, является априори незаконным и подлежит отмене?

На наш взгляд, такие обеспечительные меры должны сохранять силу, поскольку статья 33 ГПК РФ предусматривает последствия принятия дела судом к производству с нарушением подсудности иные, чем отмена всех определений по данному делу. Отмена решения суда, вынесенного по делу с нарушением правил подсудности, является крайней мерой, связанной с тем, что иного способа обеспечить рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, у апеллянта уже нет. В то же время, до того момента, когда дело было окончательно рассмотрено, и по нему было вынесено решение, статья 33 ГПК РФ предусматривает передачу дела по подсудности в качестве способа защиты для лица, чье право на рассмотрение дела по подсудности было нарушено. В этом случае к дискреции суда, которому дело было передано, относится рассмотрение вопроса о законности определений, вынесенных судом, которым дело было принято к производству.

Косвенным образом в пользу данной позиции свидетельствуют и следующие соображения. Во-первых, идя от противного, признавая априори незаконность любых определений, принятых судом до передачи дела по подсудности, невозможно ответить на вопрос о законности самого определения о передаче дела по подсудности. Если мы признаем, что автоматической отмене подлежат любые определения, вынесенные судом в незаконном составе, мы отказываем суду в возможности исправления собственной ошибки, поскольку и вынесенное им определение о передаче дела будет являться незаконным. Вместе с тем, такой вывод являлся бы абсурдным: с одной стороны, возможность вынесения такого определения прямо предусмотрена ГПК РФ, с другой – незаконность определения о передаче дела способствует злоупотреблениям со стороны недобросовестных ответчиков, получающих возможность, скрывая свое место жительства, прекращать производство по уже возбужденным в их отношении делам.

Во-вторых, статья 139 ГПК РФ гласит, что, если непринятие мер по обеспечению иска может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда, то обеспечение иска допускается во всяком положении дела. Это указание на «всякое положение дела» снижает требования процессуальной строгости к принятию обеспечительных мер, косвенным образом, на наш взгляд, свидетельствуя о возможности их применения и в том случае, если дело было принято судом с нарушением правил подсудности.

Другой проблемой, которая, пожалуй, является более серьезной, является вопрос об отмене обеспечения иска после передачи дела в другой суд по любому из оснований, предусмотренных статьей 33 ГПК РФ. В соответствии с пунктом 1 статьи 144 ГПК РФ, обеспечительные меры отменяются тем же судом или судьей. В толковании данного правила судьи и теоретики сходятся к единому мнению, полагая, что речь идет о том же суде или судье, которые наложили обеспечительные меры. Вместе с тем, такая трактовка этой нормы ведет к серьезным затруднениям как теоретического, так и сугубо практического характера.

В первую очередь повторно встает вопрос о законности определения, вынесенного судом в незаконном составе. Ведь, если мы допускаем оставление определения о наложении обеспечительных мер в силе при передаче дела по подсудности на том основании, что вопрос об их законности будет рассматривать суд, которому дело подсудно, а потому права ответчика на законный состав суда будут соблюдены и восстановлены в ходе дальнейшего разбирательства дела по существу, то в случае отмены обеспечительных мер ситуация оказывается прямо противоположной. Обеспечительные меры, по общему правилу, отменяются после вступления решения суда в силу, что означает, что ординарное рассмотрение дела по существу уже прекращено. В этой ситуации статья 144 ГПК РФ предлагает передать вопрос суду, состав которого заведомо не будет являться законным, что не может не вызывать вопросов о соблюдении прав сторон, предусмотренных статьей 47 Конституции. Подобная неопределенность, в свою очередь, создает серьезные возможности для злоупотребления со стороны недобросовестных истцов. Следует учитывать возможность ситуации, в которой недобросовестный истец подает иск в суд, которому дело заведомо неподсудно, с единственной целью добиться обеспечения, а после передачи дела по подсудности и отказа в удовлетворении требований, препятствует снятию обеспечительных мер, в связи с нарушением правил о подсудности.

Далее, с практической точки зрения неясно, каким именно образом предполагается рассмотрение вопроса об отмене обеспечительных мер судом, передавшим дело по подсудности. Ведь при передаче дела по подсудности, суд, принявший дело к производству, передает все имеющиеся у него материалы дело в суд, который будет рассматривать дело по существу. Неясно, соответственно, как суд, наложивший обеспечительные меры, сможет принять обоснованное решение об их отмене или оставлении в силе, если у него в принципе отсутствуют какие-либо материалы по делу. Таким образом, из соображений процессуальной экономии и удобства, определения об отмене обеспечительных мер на практике выносятся обычно все же судом, рассмотревшим дело по существу - решение, которое в силу расхождения с требованиями закона является весьма сомнительной полумерой.

Дополнительные проблемы при отмене обеспечительных мер возникают с обеспечительными мерами, исполняемыми регистрирующими органами. В отношении споров, связанных с недвижимым имуществом, основным способом обеспечения иска оказывается арест – обеспечительная мера, заключающаяся в запрете должнику отчуждать недвижимое имущество, а регистрирующему органу – регистрировать переход права на арестованное имущество. Порядок исполнения определения о наложении и отмене обеспечительных мер установлен статьей 28 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним". В соответствии с пунктом 3 данной статьи органы, наложившие арест на недвижимое имущество, обязаны в трехдневный срок направить заверенную копию решения о наложении (снятии) ареста либо сведения, содержащиеся в решении о наложении (снятии) ареста, оформленные в виде выписки из решения о наложении (снятии) ареста, в форме электронного документа с использованием единой системы межведомственного электронного взаимодействия в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав. К сожалению, реалии отечественного делопроизводства в судах общей юрисдикции заключаются в том, что обязанность по передаче регистрирующему органу копий определений о снятии ареста судами практически никогда не выполняется, и обязанность по подаче в Росреестр заявления о снятии ареста возлагается на лиц, участвующих в деле.

Приказом Росрегистрации от 07.06.2007 N 112 "Об утверждении Методических рекомендаций о порядке государственной регистрации прав на недвижимое имущество на основании судебных актов" установлено, что, если иными лицами (не судом) в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав, представлена незаверенная копия судебного акта о снятии ареста, рекомендуется запросить у соответствующего органа, снявшего арест, заверенную копию судебного акта.

Вместе с тем, в ситуации, когда определение об отмене обеспечительных мер выносится не судом, наложившем их, а судом, рассмотревшим дело по существу, требование о предоставлении заверенной копии судебного акта оказывается фактически невыполнимым. Дело в том, что определение суда, рассмотревшего дела о снятии ареста, не будет для регистратора достаточным основанием для снятия ареста. Для того, чтобы подтвердить законность отмены ареста, заявитель должен также продемонстрировать регистратору связь между судом, наложившим арест, и судом, отменившим обеспечительные меры. Доказательством такой связи является определение о передаче дела по подсудности – однако получение заверенной копии такого определения после передачи дела по подсудности зачастую оказывается невозможным.

Проблема здесь заключается в том, что суд, рассматривающий дело по существу, не может заверить копию определения, вынесенного другим судом. В то же время суд, вынесший определение о передаче дела по подсудности, уже не имеет в своем распоряжении материалов дела, а потому не может выдать заявителю копию такого определения. Получить же в рассмотревшем дело суде копию определения о передаче дела и заверить ее в вынесшем определение суде также не представляется возможным, поскольку в соответствии с пунктом 12.6 Приказа Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 29.04.2003 N 36 "Об утверждении Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде" снятые перечисленными лицами за свой счет копии с материалов судебного дела, в том числе с помощью технических средств, судом не заверяются.

Рассчитать стоимость оформления наследства…    Прочитать другие статьи